воскресенье, 30 июня 2013 г.

Иллюзия бегства

         Последние несколько месяцев окончательно и бесповоротно убедили меня в том, что высшее образование в России - как частное, так и государственное - доживает последние дни. И поскольку единственное желание последнего месяца - сбежать подальше, обращаюсь к своему материалу, посвященному именно проблеме бегства. Статья "Дорога на Шамбалу" была опубликована в одном из "Пойнтеров" (а именно №; за 2013) несколько месяцев назад, здесь же я даю лишь небольшие выдержки, посвященные весьма любопытным романам, которые всем советую почитать
               Мир Востока все больше привлекает уставших от повседневных забот сограждан. И вот перед нами захватывающая история крушения, бегства и обретения себя ­– литературный прорыв, символически открывающий XXI век – роман австралийского писателя Грегори Дэвида Робертса «Шантарам».

Это летопись приключений бывшего преступника и наркомана Линдсея Форда, как следует из фальшивых документов, который сбежал из австралийской тюрьмы и скрывается в Индии. Текст носит почти исповедальный характер – это глубоко личный опыт самого автора. Увлекательное повествование, где вы встретите представителей самых разных миров – героиновые наркоманы, индийские бизнесмены и мафиози, монахи-фанатики и афганские моджахеды – охватывает как безумный, бурлящий Бомбей, так и глухие деревни. На страницах романа много жестокости, грязи и нищеты трущоб, но находится место и для дружбы, и для любви. Роман написан динамично – философские и эзотерические размышлениями разбросаны по тексту весьма умеренно. Прочитав книгу, вы не только хорошо проведете время, но и интеллектуально обогатитесь, ведь «Шантарам» – это настоящий «гид» по Индии.

Куда более жестким и кровавым оказался психологический триллер британской писательницы Лесли Форбс «Лед Бомбея». Роман тесно связан с постмодернистской литературной традицией. Это касается, прежде всего, принципа цитатности – текст постоянно обращается к пьесе Шекспира «Буря», как в прямом цитировании устами героев, так и в перекличке имен: например, шекспировский Просперо превращается в индийского режиссера Проспера Шарму, который желает перенести творение английского драматурга на индийскую почву. Идея бури красной нитью проходит через весь сюжет – это ожидание муссона, добавляющее напряжение повествованию. Все это заставляет критиков указывать на некоторую стилистическую схожесть этого произведения с другим постмодернистским шедевром – романом Петера Хега «Смилла и ее чувство снега». «Лед Бомбея» – текст многоуровневый. Он сделан в лучших традициях массовой литературы – есть здесь и реки крови, и семейные тайны, и убийства транссексуалов, и интриги Болливуда. Одновременно роман информационно перенасыщен – вы узнаете о жизни в Бомбее столько, сколько не сообщит ни одна толстая энциклопедия.

Не только «белый человек» идет в Индию, но и сама Индия врывается в европейский мир литературными открытиями, о чем свидетельствует успех дебютного романа индийского автора Арвинда Адига «Белый тигр». И снова нищета, трущобы, только уже не глазами человека западной культуры, а самого индийца, который не видит в этом никакой экзотики. Это «хроника» становления характера, история человека, прошедшего настоящий ад, чтобы изменить себя. Увы, на пути «на верх» придется перешагнуть через несколько смертей. Странные представления о морали и нравственности. Индия изнутри. И никакой эзотерики.
Короче, если нет возможности сбежать прямо сейчас, то можно хотя бы создать иллюзию бегства. А после пары таких "книжных" путешествий в Индию, может и собственная жизнь покажется не столь удручающей. Даже работникам высшего образования...