понедельник, 25 марта 2013 г.

В лабиринтах одиночества



Темы смерти, тотального одиночестве, конфликта человека и социальной действительности за последние десятилетия стали магистральными в литературе Скандинавских стран и Финляндии. «Случается, что человека больше нет. Когда тень – просто тень. Когда у человека больше нет взгляда, и смотрит он тряпичной куклой, и голос у него теперь ничейный, ничей» (Биргитта Тротсиг. Двойственность. Три саги. СПб, 2002, изд-во журнала «Звезда», С.159 – стр.149). Пожалуй, эта фраза  наилучшим образом характеризует сложившуюся ситуацию. 
Вся художественная литература Скандинавских стран сегодняшнего дня – это литература «маленького человека». Наиболее его полно проблемы отразила на страницах своих произведения современная шведская писательница Ингер Эдельфельдт. Она создает яркую галерею образов «маленького человека», зажатого в тисках повседневности, хорошо организованной, вполне комфортной, но лишенной человеческого тепла и счастья. Остроту ее произведениям придет как раз обыденность обстановки, в которую вписано действие романов, повестей и рассказов. Считается, что вершина творчества писательницы – это сборник рассказов «Удивительный хамелеон», где Эельфельдт максимально ярко передает страхи и фобии «маленького человека» современного шведского общества. На первый план среди прочих  в ее творчестве выходит социальная фобия, которой страдает по официальным данным огромный процент женского населения в странах Скандинавии и Финляндии.
Рассказ из этого сборника – «Выходной Хелены Петрен» – наиболее показателен. В самом начале повествования писательница подчеркивает, что жизнь героини тщательно отлажена: «Жизнь из шелка: мило обставленная квартира, приятная музыка, в холодильнике прохладный сок». «Хорошая жизнь – это вопрос правильного выбора, рассуждала она. Она нашла квартиру, какую хотела. Обустроила ее по собственному вкусу. Да и про себя она знала, что производит приятное впечатление». Обращает на себя внимание уже это ряд – хорошо обустроенная квартира и человек, она сама, производящая на окружающих приятное впечатление, видимо, как и выбранное жилье. Но  правильно организованной жизни явно оказывается недостаточно. Хелена тщательно готовилась к выходному дню, спланированному, как и все в жизни организованного человека заранее: «За зиму она обзавелась необходимым снаряжением. Она старательно подбирала. Сначала плед: она искала совершенно определенную клетку… потом корзина и все для пикника. Стакан из цветного стекла. Шляпа от солнца».
Она с нетерпением ждет выходного дня. И здесь мы сталкиваемся с характерными особенностями социальной фобии – это повышенная тревожность и поведение избегания. Люди, страдающие подобного рода фобиями бояться попасть в ситуацию, когда на них будут обращать внимание, будут вольно или невольно наблюдать за ними. Хелена погружается  в темную пучину тревоги ожидания – «Скорее всего это легкое чувство растерянности могло возникнуть от того, что день сегодня был необычный: она наконец-то взяла отгул посреди недели». Она предполагала ощутить подъем энергии, хорошее настроение – но вместо этого – «странный зуд». Оказавшись в парке, куда так стремилась, героиня ощущает острый приступ паники, оказавшись в непривычной для её жизни ситуации, она не понимает что надо делать дальше. «Домой,- думает она,- я должна вернуться домой. Это единственное безопасное место». Хелена даже боится поймать такси – боится возможной аварии. По дороге она вспоминает все предметы в своей квартире, все комнаты, цветы в горшках, вещи, наполнявшие её повседневность и без которых она вмиг потеряла ощущение цельности.
Тема тотального одиночества и социальной фобии была продолжена в романе Ингер Эдельфельдт «Созерцая собак». Рагнар, главный герой, стремится найти того, кто бы его любил. Но страх перед внешним миром и страх утратить привычное окружение сильнее. Страх перед новым, неизвестным обрекают его на одиночество.
Тексты Ингер Эдельфельд – это наиболее яркий пример раскрытия темы «одинокого маленького человека», но далеко не единственный. Это и повесть Хенрики Рингбум «Одержимость Мартины Дагер», и повесть Микаэлы Сундстрем «Вокруг нас небеса те вовеки вздымаются», и произведения столь популярного сегодня норвежского писателя  Эрлеанда Лу, и, прежде всего, его роман «Наивно. Супер», где перед нами разворачивается жизнь «социального аутиста», и многие другие.
Перед нами очевидная магистральная тенденция, которая требует дальнейшего внимательного рассмотрения. Но если вдруг вам захотелось погрустить, почувствовать вкус одиночества – скандинавская литература именно для вас.