понедельник, 30 декабря 2013 г.

Путь к успеху

Накануне всеми, или почти всеми, любимого праздника хочу пожелать любителям печатного слова новых открытий в литературных путешествиях! А еще - всяческих успехов и невероятных достижений!
Эрих Мария Ремарк когда-то написал: «…нужно уметь и проигрывать. Иначе нельзя было бы жить». Истории взлетов и падений Личности неизменно привлекают внимание публики не только сюжетом: они учат тому, как встать и идти дальше, каждый раз начинать с нуля и добиваться еще больших успехов.

Художественная литература во все времена был антропоцентрична: конфликт чувства и долга, любви и ненависти, великого самопожертвования и страшных преступлений – о чем бы не рассказывал писатель, прежде всего это истории человеческих судеб. Но с XIX века к этим вполне традиционным сюжетам добавляется нечто новое – истории успеха и поражений, преодоления себя и обстоятельств. Связано это было во многом с социальными трансформациями: буржуазное общество диктовало свои правила, а конкурентная борьба и первые экономические кризисы формировали особый тип личности.
Новые герои оказались очень узнаваемыми, отчего их имена становились назидательными. Вспомним, например, Гобсека из одноименного произведения реалиста старшего поколения Оноре де Бальзака. Весьма колоритная личность, не правда ли? А уж сколько честолюбцев и карьеристов изобразил другой француз – Эмиль Золя. В хронике семейства Ругон-Макккаров он довольно полно отразил множество историй взлетов и падений своего времени. Да и не мудрено: начало он повествование в 28 лет, а закончил – в 53 года! Роман «Деньги» из этой эпопеи – один из самых ярких и динамичных. Здесь главным героем по сути становится биржа – почти ожившее чудовище, перемалывающее судьбы.
Так уж повелось в те времена – истории успеха писатели связывали с интригами, подлостью и прочими темными сторонами человеческой сущности. Это и понятно, многие с трудом переживали ту бурную эпоху, когда на фоне агонии старых традиций рождался культ индивидуализма.
 Последняя ступень неудачи – это первая ступень успеха. Карло Досси
 Образ Фрэнка Каупервуда навсегда вошел в историю. Сильная и цельная личность с колоссальным запасом жизненных сил – именно таким показал его Теодор Драйзер в знаменитой «Трилогии Желания» – романах «Финансист», «Титан» и «Стоик». И хотя моральный облик Каупервуда вовсе не безупречен, у него есть чему поучиться. В частности, тому, как пережить падение и извлечь из него полезные уроки. Теодор Драйзер сломал традицию морального осуждения преуспеяния. Более того, писатель показал, что ничего не дается просто так, а за стремительным взлетом часто следует болезненное падение. С невероятным тщанием американский романист выписывает все атрибуты успеха – дорогую мебель, дома, яхты. Но для Каупервуда успех – не только виллы, но и прекрасные женщины. Впрочем, с последними у героя все складывается не слишком гладко.
Сегодня трилогию Драйзера многие отнесли бы к такому специфическому направлению как «бизнес-роман». Название весьма условное, в литературоведении не утвердившееся. Возможно, кто-то вспомнит из советского прошлого такое словосочетание как «производственный роман». Есть между этими явлениями нечто общее. Ну, прежде всего, карьера. Нередко под обложкой того, что называется «бизнес-роман» скрывается автобиография успешного предпринимателя, возжелавшего поделиться опытом, или разоблачительные популярные полудокументальные тексты про воротил с Уолл-стрит. Мы же коснемся именно тех произведений, которые в полной мере отвечают термину «художественный».
Чтобы не нарушать хронологию, хотелось бы сказать пару слов об интересном, хотя и не современном, персонаже литературного рынка – Айне Рэнд (Розенбаум Алиса Зиновьевна). Это наша соотечественница, которая осела в США в 1925 году и создала свое философское направление – рациональный индивидуализм. Сегодня ее книги пользуются колоссальной популярностью по всему миру. Пришло время «вернуть» эту писательницу российской аудитории. На протяжении всей творческой карьеры она отстаивала принцип свободного предпринимательства. Среди ее работ есть как публицистические, так и художественные. Наиболее характерный роман, своеобразная квинтэссенция взглядов Айн Рэнд – «Исток» (в русской редакции чаще всего - "Источник"). Мир развивается благодаря индивидуализму и здоровому эгоизму – вот центральная идея повествования, с которой сложно не согласиться. В романе есть и взлеты, и падения, и конкуренция, противостояние творческой личности и толпы. Собственно последнее – в фокусе внимания автора.
В XXI веке истории взлетов и падений Личности вышли на совершенно новый уровень. И здесь нам делает прекрасный подарок популярная сегодня скандинавская литература. Да, мир открыл для себя литературу стран Северной Европы благодаря детективному жанру. Но вот перед нами произведение совсем иного плана. Норвежец Хенрик Лангеланн создает роман «Гений» о будничной жизни в мире средств массовой информации. Автор знает, о чем пишет: он сам работал главным редактором одного из журналов. Поскольку Лангеланн профессиональный литературовед, филолог, написавший диссертацию по Марселю Прусту, он создает однозначно качественный продукт. Скандинавы вообще все делают качественно. Лангеланн настроен весьма критично к тому бизнесу, о котором пишет. Но, опять же, критический настрой – очень скандинавская черта. Герои нередко бросают вызов системе или существуют с ней параллельно. В «Гении» Кристиан фон дер Холл – часть системы. Это сложная и запутанная история многих взлетов и падений, рассказанная красивым языком, в котором явно ощущается влияние Пруста.
От серьезных текстов хотелось бы перейти к более легким произведениям. И в частности, к романам-триллерам Майкла Ридпада. Ридпад создает увлекательные истории из мира бизнеса, где героя ждет как головокружительный успех, так и провал. В наших книжных магазинах представлено уже несколько книг этого талантливого автора. В частности, «Последняя сделка» и «Биржевой дьявол». Романы глубоко психологичны и перенасыщены специфической атмосферой, характерной для знаменитых фильмов «Уолл-стрит» и «Уолл-стри – 2». Книга «Последняя сделка» рассказывает о судьбе вполне успешного молодого аристократа-финансиста, переживающего неожиданно глубокое падение. Саймон Эйот – главный герой – стремиться снять с себя подозрения в убийстве и вернуться на вершину. А вот Ник Элиот из триллера «Биржевой дьявол» решается на резкий поворот в своей судьбе – из научно-гуманитарной жизни в брокеры. Роман не то напоминает нам, что никогда не поздно все начать сначала, не то – об опасности сделок с дьяволом. В любом случае, читается очень легко. Оба романа динамичны и интересны.
Есть замечательные художественные тексты, созданные и на российском материале. Когда мы говорим об успехах и неудачах, нельзя не упомянуть роман Максима Котина «И ботаники делают бизнес». Книга построена на документальном материале, но при этом не переходит незримую грань, отделяющую художественный текст от публицистики. Это роман о судьбе интеллигента, возжелавшего заняться бизнесом и о том, что из этого получилось. Нет, речь не идет о трагедии или очередной «чернухе» на российской почве. Здесь есть все – и удачи, и боль утрат, и борьба, и награда. К сожалению, Россия – вовсе не страна с неограниченными возможностями, а человек слишком мал и беззащитен перед бюрократической махиной. Но бороться все равно стоит. Все-таки, через тернии, но к звездам!
 Все, что нас не убивает… Ф. Ницше
 Взлеты и падения есть не только в бизнесе. Человеку вообще частенько приходится преодолевать себя и обстоятельства. Вот уж кому нет равных в создании образа такого героя-борца, так это Джеку Лондону с его «Морским волком» и «Белым клыком». А Эрих Мария Ремарк? И сколько поколений зачитывалось его историями личного подвига!
Есть книги, обязательные к прочтению. Одной из таких является автобиографический роман Рубена Давида Гонсалеса «Белое на черном». Текст написан на русском языке, хотя автор – сын венесуэльца и испанки, а проживает в США. Рубен Гонсалес, внук испанского коммуниста – инвалид детства с церебральным параличом. Он провел ранние годы в СССР. Для многих это будет самый страшный текст из всех прочитанных. Перед нами ужасающая повседневность советских домов для детей-инвалидов. Но Рубену Гонсалесу удается написать об этом с юмором, иначе, думаю, и читать было бы невозможно. Самое же главное, это роман о преодолении себя в полном смысле. О том, как можно выжить, остаться человеком, да еще и добиться успехов в творчестве.
Перекликается с книгой Гонсалеса произведение нашей соотечественницы Тамары Черемновой «Трава, пробившая асфальт». Также как и для Рубена Гонсалеса – жизнь для Тамары Черемновой – это ежедневная борьба. Помимо церебрального паралича, ей поставили еще и ложный диагноз олигофрении. Но это не помешало ей стать известной писательницей и рассказать о пережитом на страницах романа. Как можно простить предательство родителей? А преодолевать физические страдания в доме для детей-инвалидов? Это страшно. Но страшнее становится от осознания, что все мы живем в этом обществе, которое так легко отворачивается от тебя и обрекает на страдания. Может, оттого и родилась в СССР пословица «У верблюда два горба, потому что жизнь – борьба»?
Гораздо более светлыми воспринимаются тексты австралийского писателя Алана Маршалла. В возрасте шести лет он перенес тяжелейшее заболевание, превратившее его в инвалида – полиомиелит. Его автобиографическая трилогия «Я умею прыгать через лужи», «Эта трава, что повсюду растет» и «В сердце моем» может дать заряд оптимизма любому ипохондрику. Прекрасный и умный текст.
Завершить же хотелось бы на еще более легкой ноте – романом почти всеми любимого Стивена Кинга «Дьюма-Ки». Это тоже книга о том, как можно все начать с нуля. Преуспевающий строительный подрядчик попадает в страшную аварию и становится инвалидом. А потом и жена с ним разводится. Рухнуло все, чем он жил. Тогда и отправляется Эдгар Фримантл на одинокий островок. Там он неожиданно открывает у себя талант живописца. Вот вам и «карьерный» поворот! Только чем дольше живет он на этом острове, тем страшнее становятся картины. Лихо закрученная интрига, глубокий психологизм, тонкое бытописательство и мрачная атмосфера – все, что мы привыкли находит у Кинга, есть в этом произведении.
Так для чего же рожден человек? Для борьбы? И всегда ли счастье куется в жарких боях? Хотелось бы надеяться, что нет. Но если уж вам довелось ввязаться в бой – прочтите одну из этих книг, и тогда победа точно будет за вами!


И еще раз всех с наступающим Новым Годом!

пятница, 13 декабря 2013 г.

Книжный навигатор



Сегодня дам маленький обзор двух последних в 2013 году выпусков журнала «Пойнтер» – № 11 уже давно лежит на прилавках, а № 12 вот-вот поступит в продажу.
Одиннадцатый, номер посвящен Идеалу и, совсем немножко, Франции. Для меня тема поиска идеала никогда не теряла актуальности и оставалась ведущей во многих публикациях, в том числе и в этом блоге. Обзоры мотивационной литературы, которые я вовсе не собираюсь сворачивать, – они и дальше время от времени будут появляться, – именно об этом самом поиске. И мне безумно нравится фраза Натальи Грэйс, приведенная в одной из моих статей: «Синица в руке – это дохлая синица». Согласен на все 100%. Однако, существует и прямо противоположное мнение. И оно также выражено в кратком «лозунге». Я услышал его из уст почтенной дамы, что называется «из народа». Да, да, такая вот народная мудрость. И звучит она следующим образом (прошу прощения у читателя за невольную грубость – но из песни слов не выкинешь, а если выкинешь,   то утратишь колорит и глубину): «Широко шагаешь – жопу разорвешь». Во как! И весь ужас в том, что до сих пор мудрость про травму пятой точки куда популярнее высказывания Н.Грэйс. Иногда мне кажется, что это заложено где-то очень глубоко, на самых нижних слоях российской ментальности.
Итак, к журналам. Одиннадцатый номер открывает статья об афганском писателе, чьи романы совершили переворот на мировом книжном рынке – Халеде Хоссейни. Началось его восхождение с романа «Бегущий за ветром» – пронзительном, крайне эмоциональном и чувственном тексте о ценности человеческой жизни. Далее последовали «Тысяча сияющих солнц» и «И эхо летит по горам». Эмоциональный накал ничуть не снижается, а тема любви к ближнему, чтобы мы под этим не подразумевали, так и остается в фокусе внимания писателя.
Хотелось бы также упомянуть очень яркий материал с многозначным лидом: «Чтобы увидеть звезды, иногда нужно лечь на землю». Статья посвящена Екатерине Безымянной, представительнице древнейшей профессии, и ее блогу, самому посещаемому в рунете. У нее недавно вышла книга «Записки проститутки Кэт». Это интереснейший проект. Ходят слухи, что за ним стоит группа журналистов или писателей, пишущих для блога и отвечающих на вопросы читателей. А вопросы самые разные, ведь главное достоинство Екатерины Безымянной – умение слушать, слышать и понимать.
Если речь идет о поиске мечты и идеала, то без фантастической литературы разговор не будет полным. В журнале есть интересное интервью с Йеном Макдональдом («Будь моим врагом», «Старжник между мирами» и пр.) и огромный материал о представителе жанра «темного фэнтези» Джо Аберкромби («Лучше подавать холодным», «Последний довод королей» и пр.). Сам я большой любитель темного фэнтези, а вот громких имен это жанр пока дал очень и очень мало.
Из моего – очередной небольшой обзор мотивационных книг. В данном случае, это книги, призванные научить читателя достигать гармонии. Еще статья об утопиях и антиутопиях в истории художественной литературы с анализом текстов и рассказ о франко-бельгийских графических романах.
Разумеется, есть большой обзор самой свежей литературы, что едва успела поступить на книжные прилавки; богатый «детский» раздел; совершенно волшебный раздел  для любителей рукоделья «Мастерская» и немного кино.
Двенадцатый номер – праздничный. И вполне закономерно, что он начинается с материала о Диснее. Поклонникам фантастики специальный подарок – интервью с тандемом Генри Лайон Олди. А еще – самое настоящее путешествие в сказку: «волшебное интервью через годы» с Льюисом Кэрроллом. Вообще, сказке посвящено много страниц. А как же иначе в новогодние праздники?
Впрочем, детектив тоже не обидели. В рождественском номере нашлось место для двух больших интервью с писательницами Еленой Колиной и Александрой Марининой – специалистами в области детективного жанра. Разумеется, их новые романы также там представлены.
Меня, как скандинависта, особенно порадовал материал о творчестве Агнеты Плейель. Она пока мало известна в России, хотя в Швеции ее знают и как поэта, и как писателя, и как вполне успешного драматурга.
Из моего – материал про Нила Геймана; литературный обзор «параллельных реальностей» и статья про английские графические романы (номер отчасти посвящен Британии), которой мы завершаем большой цикл об этом ярком и многообещающем направлении литературно-графического творчества.
В журнале есть все, что имеет отношение к отдыху и празднику – от рождественского пудинга до новинок кинематографа.
Приятного чтения за чашечкой кофе в долгие зимние вечера!

четверг, 28 ноября 2013 г.

Книга: прощание с Россией




Так уж сложились обстоятельства, что мне довелось проследить судьбу книги с момента ее появления на свет из-под пера автора. Видел, как работают с «самотеком» в случае массовой художественной литературы. Не буду травмировать начинающих писателей и воздержусь от описания. Могу отметить, что у редакторов профессиональный юмор похож на юмор медиков. Присутствовал многократно на обсуждении и при поиске финансирования для нон-фикшн. Это менее травматично. Более чем неплохо я знаком с работой с текстом, когда уже принято решение о публикации – редактура, корректура, создание макета, верстка, дизайн. Наблюдал возрастание градуса ненависти на этом этапе между автором и редактором. Наконец, книга вышла. И здесь мне тоже повезло – довелось познакомиться с работой отдела маркетинга одной крупной книготорговой сети.
К великому сожалению вынужден констатировать, что ситуация сегодня в издательском и книготорговом бизнесе не внушает оптимизма. В 2012 году в результате внедрения новой «мудрой» политики налогообложения не только уничтожили малое предпринимательство, а понятие «индивидуальный предприниматель» осталось лишь в энциклопедиях, но была ликвидирована основная масса издательств, публиковавших художественную литературу.
На днях во всеуслышание г-н президент заявил, что оказывается изучать литературу в школах важно и нужно. Нам, – вот ведь сюрприз! – необходимы грамотные и нормально воспитанные люди! Это что ж такое приключилось? Движение мысли по извилинам мозга нашего руководства становится все более и более загадочным и непредсказуемым. Сначала власть выдавливает всю содержательную часть среднего образования, упорно подменяя ее дружным триумвиратом «физкультура – ОБЖ – патриотическое воспитание» с тупым ЕГЭ на выходе. У подрастающего поколения планомерно выкорчевываются навыки анализа и умение связно излагать мысли. Параллельно уничтожаются издательства. Министры культуры и образования на перегонки кричат, что нам не нужны библиотеки и специально подготовленные учителя. А еще вспомним и про гонения на высшее гуманитарное образование, и картина окажется полной. И вдруг президент вспоминает про важность написания сочинений и чтения книг!
И возникает сразу как минимум два вопроса:
1. Кто будет читать, если в России не воспроизводится читатель? Через поколение мы превратимся в принципиально не читающую страну.
2. Какие книги будут читать? Книжный рынок России – один из самых бедных рынков цивилизованного мира. Новые имена не появляются, книги из специализированных магазинов вытесняются канцелярскими товарами. Если президент имел в виду Л.Н.Толстого, Ф.М.Достоевского и А.П.Чехова, то значит, как не читали, так читать и не будут. Классика мертва и любая попытка ее воскрешения подобна работе доктора Франкенштейна. Маниакальная эксплуатация текстов этих, вне всяких сомнений великих людей, во многом и привела к формированию стойкого отвращения у школьников к литературе вообще.
Между тем в соседней Финляндии – книжный бум. В последние годы доходы финских магазинов возросли в несколько раз. Когда в Великобритании возникла угроза потери читателя, правительство ввело в действие программу по «возвращению книги». Началась пропаганда чтения. И сегодня – это вполне читающая страна. И не просто читающая, но активно издающая. Я уже не говорю о том, что англоязычный литературный рынок – самый масштабный в мире. Он каждый год дает нам огромное количество новых имен, позволяя людям и творить, и читать. Английская и американская литература находится в постоянной положительной динамике. При этом у нас кто-то до сих пор говорит о «бездуховности Запада» и «тлетворности западных ценностей». По степени «бездуховности» Россия уже давно обогнала Запад. Дешевая пропаганда РПЦ и пошлые программы патриотического воспитания не заменят культуру книги. Ведь именно там эти самые ценности и есть – и духовные, и патриотические, и все прочие.
Нельзя забывать еще и о другом моменте, подрывающем издательский бизнес. Это банальное пиратство, о котором говорят постоянно. Более 70% книжного рынка в России захвачено пиратами. Что, с этим ничего нельзя сделать? Зачем принимать законы по охране авторского права и не создавать механизмы, при которых бы они работали? Разумеется, пагубную роль играет в данном случае и низкий уровень жизни населения. Далеко не каждый может позволить себе выложить за книгу 200 – 250 рублей. Так и возникает замкнутый круг. Пираты обворовывают издателей и писателей, издатели вынуждены поднимать цены на книги, чтобы окупить хоть какие-то затраты, народ не в состоянии их покупать и скачивает пиратскую продукцию. Казалось бы, хороший выход – электронные издания. Но и здесь проблема: в России не развита система электронных платежей.
Из литературы уходят многие писатели – в редактуру и рерайтинг, в написание сценариев для «мыла». Оно и понятно – как можно жить на те гонорары, что они получают? У нас есть небольшой набор профессиональных писателей, реально зарабатывающих хорошие деньги. Это не более десяти псевдонимов, за которыми скрываются целые «литературные комбинаты». Рынок беднеет на глазах. С каждым годом имен все меньше и меньше. У молодого начинающего автора – и это я могу сказать со всей ответственностью – шансов опубликоваться практически нет. Издательства находятся в такой ситуации, когда не могут позволить себе вкладывать деньги в начинающего. Потому ставка делается на переводные тексты. Как мне популярно объясняли, если в США книга разошлась тиражом 40 тыс., то у нас есть шанс продать хотя бы 4 тыс. Вот и весь расклад. Кто еще хочет бороться с «западными ценностями»? Может, лучше внедрить разумное налогообложение и начать бороться с пиратами?
Министр образования сказал, что мы должны воспитывать потребителя. Эта фраза вызвала дикий шквал негативной реакции интеллигентной общественности. Я, мягко говоря, не отношу себя к сторонникам ни этого министра, ни правительства в целом. Однако, на все 100% согласен с этими его словами. Двумя руками я за воспитание Потребителя. Причем именно так, с большой буквы! Но есть один существенный нюанс, о котором министр не дает себе труд задуматься. Чтобы воспитать Потребителя, нужно с детства прививать ребенку культуру потребления. О чем речь? Например, зададимся вопросом: куда можно отправиться в поисках еды? Можно поесть в ресторане или бистро. Другой вариант – купить продукты на рынке или в магазине. Можно с риском для жизни приобрести нечто съестное у бабки в подземном переходе или на обочине шоссе. А можно и вообще на помойку пойти – там тоже что-то съедобное обязательно найдется.  Видите, сколько вариантов! Так вот культура потребления нужна именно для того, чтобы человек умел сделать правильный выбор. В противном случае он будет в равной степени подрывать как свое здоровье, так и экономику государства.
Настоящему Потребителю нужно нормальное, а не кастрированное образование, а еще и книжный рынок во всем его многообразии.
Пока еще есть призрачный шанс выправить ситуацию. Для этого просто нужно принять несколько волевых решений, начать настоящую борьбу с пиратством, сделать закон об охране авторского права действующим, скорректировать налогообложение, чтобы хоть немного реанимировать бизнес. И перестать уже наконец запрягать безумную тройку «физкультура – ОБЖ – патриотическое воспитание». Все равно она никого и никуда не повезет.
Вот такие мысли посетили меня за очередной чашкой кофе.

пятница, 22 ноября 2013 г.

Между любовью и шизофренией: немного об итогах

Итак, заканчивается ноябрь, наступает время подведения итогов. Сданы отчеты по научной деятельности, можно обратить взор и на то, что сделано исключительно для себя и не имеет никакого отношения к науке и высшей школе. В моем случае, это то, что начиналось как хобби, но превратилось в нечто большее. Я имею в виду литературные и около литературные проекты. Вот уже несколько дней пытаюсь восстановить в памяти и отыскать в ворохе файлов романы, рерайтингом/литературным редактированием которых занимался в 2013 году (и которые при этом вышли в этом же 2013 году). Вот кое-что.
Когда-то, теперь кажется бесконечно давно, все начиналось с абсолютной шизофрении. Темное низкое небо, вечный дождь, слякоть, а я все глубже погружаюсь в мир психически больной личности. Речь идет о романе "Необитаемый город" Дэна Уэллса. Другой бы и не признался в том, что имел отношение к этому шедевру, но я отношусь с большой долей юмора к подобным вывертам судьбы. Вот аннотация, но не тот вариант, что оказался в книге, а чуть более полный, первоначальный: "Никому нельзя верить – ни лечащему врачу, ни охочей до сенсации журналистке, но самое страшное – нельзя верить даже самому себе. Именно к такому выводу приходит Майкл Шипман, оказываясь в психиатрической лечебнице. Больше всего его тревожит отсутствие воспоминаний о последних двух неделях. Такой провал в памяти пугает, поскольку в городе орудует серийный убийца, срезающий жертвам лица. Подозрение о  своей причастности к преступлениям подкрепляется уверенностью – всю жизнь за ним следят странные безликие люди. Спасаясь, Майкл вполне мог совершить убийство. Мысль, что перед ними кровавый маньяк первоначально возникает и у агентов ФБР, хотя врачи категорически настаивают на диагнозе «шизофрения».
В попытке разобраться с собственными галлюцинациями, желая выяснить, кто стоит за страшными преступлениями и снять с себя подозрения, Майкл бежит из клиники. Страх, преследование полиции, загадочные видения и голоса приводят его на изолированную ферму – в самое сердце таинственной секты «Дети Земли». Именно здесь он находит тех, в чьем существовании под воздействием лекарств успел усомниться, и кто так долго следил за ним – пугающих безликих. Притворяясь одним из них, Майкл узнает о нечеловеческой природе сектантов, замысливших ни много ни мало, а уничтожение цивилизации. Так кто же такой  Майкл Шипман – несчастный  шизофреник или  герой, готовый пожертвовать собой ради спасения человечества? Дэн Уэллс предлагает напряженную интеллектуальную игру, в которой читателю предстоит сыграть роль следователя, шаг за шагом отделяя реальность от иллюзий, и в результате выявить, где проходит граница между привычной повседневностью и яркими фантазиями безумца". В общем, как-то так. Признаюсь, я сам едва не спятил, пока дошел до конца.
А далее мне довелось пережить бешеные скачки по Европе, США и странам Латинской
Америки в романе Дж.Т.Бреннана "Источник". Приходится только удивляться той легкости, с какой на Западе публикуются книги. Вот и бывший морпех, создатель курсов уличной борьбы, решил попробовать себя в литературе. Я бесконечно завидую тем возможностям, что есть у морпехов, домохозяек, учителей и всех остальных, кто хочет писать и публиковаться в Европе и США. Увы, в России молодым и начинающим авторам ничего не светит. Итак, аннотация к "Источнику": "Какой ученый не радуется научному открытию? Вот и археолог Эвелин Эдвардс испытала жгучую смесь восторга и удивления, когда ее экспедиция обнаружила во льдах Антарктиды замерзшее тело человека. Да и как не прийти в восторг, если находке сорок тысяч лет и она может перевернуть все представления об эволюции!Одного доктор Эдвардс не знала – жизнь ее теперь изменится навсегда, а ведущий ученый превратиться в беглеца. Не догадывалась она и о том, что единственным, кто попытается спасти ее жизнь станет бывший муж – индеец и следопыт Мэтт Адамс. Загадки древних цивилизаций, пришельцы из глубин вселенной, секретные службы и тайны зловещего Бильдербергского клуба – все это заставит Эвелинн и Мэтта балансировать на грани жизни и смерти. Но на пути спасения человечества они неожиданно обретут то, что, казалось, потеряли навсегда – былую любовь. Чили, Перу, США, Швейцария – вот география вынужденных странствий героев. Виной же всему – цепочка кровавых преступлений тех, для кого смерть шести миллиардов человек – лишь шаг на пути к всемирному господству". И кстати, имейте в виду, что во всех пиратских электронных вариантах исчезают сноски! Я это к тому, что принять такие упреки, как "редактор русского издания не знает годов жизни Рузвельта" никак не могу: перестаньте скачивать пиратский контент и будет вам счастье, включая годы жизни Рузвельта.
После этого я был несказанно обрадован романом Джойс Мэйнард "Шесть дней любви" (оригинальное название "День труда"), о котором писал в одном из предыдущих постов. Так и случился в моей жизни приятный поворот - пошла милая любовная тема. Особенно хотелось бы поблагодарить случай и судьбу за роман Николя Барро "Ты найдешь меня на краю света". Совершенно искренне могу сказать, что получил огромное удовольствие - эмоциональное, психологическое, эстетическое - от работы с этой книгой. "Жан Люк держит художественную галерею в одном из самых престижных районов Парижа, любит жизнь и красивых женщин. Однажды утром он находит в своем почтовом ящике письмо, в котором неизвестная женщина признается в страстной любви к нему. И хотя Жан Люк в свое время поклялся никогда не писать любовных писем, он вступает в переписку с незнакомкой, обещающей ему незабываемое любовное приключение. Он теряет покой и сон. Его жизнь оказывается перевернутой с ног на голову. Влюбленный без памяти Жан Люк готов отправиться на край света, чтобы найти ее...". Париж, богемные кафе, живопись, любовная переписка, счастливый финал - что еще нужно для счастья?


В завершении этого небольшого обзора - Кира Касс. Всегда приятно сознавать, что ты имел отношение к чему-то великому. Романы этой писательницы - типичный образчик массовой литературы, порождающий кучу подражаний, субкультурных движений, клубов, фанатских сообществ и так далее. Признаюсь, никогда не думал, что в России Кира Касс отзовется таким громким эхо. Рунет уже сегодня изобилует форумами и сообществами (включая социальную сеть "ВКонтакте"), посвященными Америке Сингер и ее большой любви. Кто-то плюется, кто-то рыдает, кто-то обсуждает героев, но равнодушных нет. К сегодняшнему дню вышел первый роман "Отбор" и на выходе продолжение - "Элита". "Для тридцати пяти девушек Отбор – шанс, который выпадает всего раз в жизни. Возможность избежать жизненного пути, раз и навсегда предопределенного для каждой из них с рождения,  и окунуться в мир роскошных платьев и сверкающих драгоценностей. Возможность поселиться во дворце и завоевать сердце наследника короны, принца Максона. А для Америки Сингер попадание в число тридцати пяти Избранных становится катастрофой. Ей приходится расстаться со своим тайным возлюбленным, Аспеном, который ниже ее кастой по рождению.  Она вынуждена покинуть родной дом и вступить в ожесточенное состязание за корону, которая совсем ей не нужна. Не говоря уж о том, что ее жизни во дворце, постоянно подвергающемся яростным нападениям повстанцев, грозит опасность. Потом Америка знакомится с принцем Максоном. Мало-помалу собственные планы начинают казаться ей не такими уж и разумными, и она понимает, что жизнь, о которой она всегда мечтала, не идет ни в какое сравнение с будущим, какого она не могла и вообразить". Может, кому-то это покажется странным, но мне нравилось проживать жизнь этих героев и я рад, что впереди будет третья книга. Не открою никакой тайны, если скажу, что "Элита" уже вот-вот появится на прилавках.
Российский книжный рынок пока существует, причем вопреки всему. И время от времени предлагает весьма неплохие вещи. Разумеется, есть и откровенные "пролеты", но выбрать есть из чего. А для меня уходящий год действительно оказался ярким и весьма разнообразным.

вторник, 22 октября 2013 г.

О журналах за чашкой кофе

Сегодня пару слов скажу о журналах. Причем, не только о развлекательных - изменю традиции. В конце концов, за чашечкой кофе в промозглые осенние вечера можно и что-то жутко интеллектуальное почитать!

           Прежде всего, о любимом "Пойнтере". Этому журналу в начале осени исполнился год. С одной стороны, для любого издания это не срок, но, с другой,  в российских реалиях для любого проекта год - уже много. Журнал изменился внешне. Теперь на обложке не коллажи, а авторские рисунки. А что до содержания, то оно по-прежнему радует нас разнообразием.
 Книжный рынок в России сегодня переживает не просто кризис - он на грани полной ликвидации (следующую статью я посвящу именно этому). Причем не только рынок - сама российская литература исчезает как сегмент мировой литературы. Вопрос сейчас даже не в новых отечественных именах на наших прилавках, - их ждать не приходится, - а в переводной литературе: велика вероятность и ее исчезновения. В этих условиях нельзя не радоваться проектам, цель которых - популяризация книг.
         Девятый номер посвящен Санкт-Петербургу - родине этого замечательного проекта. Вы сможете прочитать обо всех литературных и около литературных проектах, что зародились в северной столице. Художники, дизайнеры, публицисты, писатели и издатели - всем нашлось место в этом номере. Принцип отбора один - связь с Петербургом и книгой. Много страниц посвящено графическому роману. В разделе "Мастерская" - материал для творческого вдохновения. В этот раз речь идет о рисунках на ткани - возможно, яркие цветы это именно то, что надо в разгар слякотной осени. Самое же главное - журнал получился удивительно оптимистичным. Прочитаешь, и невольно мелькнет мысль - а может,  не все потеряно и у книжного рынка в России есть хоть какое-то будущее?
          Десятый номер в плане оптимизма пошел дальше. Ему и положено - он полностью посвящен достижению успеха. Вообще, этот номер должен приобрести каждый, у кого есть мечты, желания и энергия. Все  литературные обзоры посвящены книгам, помогающим добиться успеха. Причем, есть информация не только по художественной литературе, но и по мотивационной. "Пойнтер" №10 - это прекрасный путеводитель для тех, кто хочет расти и раскрывать творческий потенциал.
А вот теперь изменю тем правилам, которые сам себе придумал и которым строго следовал в этом блоге. Когда-то я решил, что оставлю научную жизнь за пределами book-cafe "the crossroads". И вот отступаю от этого. Но только по одной причине: это журнал "Вестник Психофизиологии". Он существует уже несколько лет, но мой жизненный путь пересекся с ним совсем недавно - в начале 2013 года. Это издание Международного Научного Психофизиологического Содружества - организации, призванной объединить людей, занятых поиском новых путей оздоровления человека и объединением психологии и физиологии. Интересно, что в этом научном поле место нашлось представителям разных наук, в том числе и культурологам.
Необходима выработка новых педагогических стратегий, если культурологическое сообщество желает оставаться в русле современных гуманитарных тенденций и выжить в условиях возрастающей конкуренции. Человек – существо биосоциальное, и четкой границы между его биологическим началом и социальным попросту нет. Культура, как было замечено еще М.С.Каганом, соединяет его двуединую природу. Может, настало время вспомнить как об этом, так и о том, что культура – это механизм адаптации, приспособления человека к быстро меняющимся условиям среды? "Вестник Психофизиологии" - это рецензируемый журнал, он входит в базу РИНЦ. Если ваши исследования имеют прикладной характер, соединяют психологию, культуру и физиологию - обращайтесь. Можно и напрямую ко мне. Прикладное знание, нацеленное на решение насущных проблем человека, – единственно возможное русло, в которое может быть направлен поток культурологической науки в условиях XXI века. А это в свою очередь означает выход на междисциплинарный уровень и сближение с теми науками, которые эти задачи решают уже сегодня.
Приятного чтения и ароматного кофе!



понедельник, 7 октября 2013 г.

Дела семейные








Общества как такового не существует: есть только мужчины и женщины. Ах да, ещё семьи. (Маргарет Тэтчер).

           

            Суровой зимой 1939 года Туве Янссон начала писать волшебную историю. Уж очень хотелось создать сказку: желание вполне объяснимое на фоне тяжелых военных испытаний. Финская писательница не предполагала никакого продолжения, и уж тем более не помышляла о том, что откроет новую страницу в истории детской литературы. Текст она тогда даже не закончила, а вернулась к нему по совету друзей лишь в 1945 году. Так мир познакомился с очаровательной семейкой муми-троллей: доброй и нежной муми-мамой, путешественником и писателем муми-папой и самим Муми-троллем. А еще мы получили возможность побродить по дорожкам Муми-дола – удивительного мира, раскинувшегося вокруг мумии-дома. Книги Туве Янссон населены великим множеством обитателей: это и длиннохвостый зануда Снифф, и серьезный Снорк и его пушистая сестра фрекен Снорк, свободолюбивый Снусмумрик и, конечно же, Тофсла и Вифсла, которых нужно кормить «молокослом». Все они стали частью нашего детства как благодаря серии книг Янссон – «Маленькие тролли и большое наводнение», «Муми-тролль и комета», «Шляпа волшебника» и пр. – так и мультфильмам студии «Экран». Сам Муми-дол – словно один уютный и теплый дом, а его обитатели – большое и по-хорошему безумное семейство. А вот эти строки: «Я, папа Муми-тролля, сижу в этот вечер у  окна  и  вижу,  как  на темном бархате мглы светлячки вышивают таинственные знаки. Эти  быстро тающие завитки – следы короткой, но счастливой жизни», согласитесь, звучат совсем по-взрослому. Туве Янссон в малой прозе будто выступает духовной преемницей русских писателей XIX века – А.П.Чехова, И.С.Тургенева и пр., что проявляется в сочетании лиризма и легкого морализаторства, но совсем не разрушает дух волшебной сказки.
            К тому вовсе не стремясь, Туве Янссон продолжила традицию создания милых, очаровательных персонажей. Они не отличаются большим ростом, зато проявляют чудеса ловкости, сообразительности и душевной щедрости. Одним из первых, кто явил миру таких героев, стал Дж.Р.Р.Толкиен – «отец» всем известных хоббитов и автор романа «Хоббит, или Туда и обратно» (1937) и трилогии «Властелин колец» (1954-1955). Вот уж, кто был неудержимым путешественником, а в глазах соседей – настоящим безумцем, так это знаменитые дядя и племянник – Бильбо и Фродо Беггинсы. Кстати, родственные связи у хоббитов весьма запутанны и сложны, но ценятся высоко.  Толкиен отнесся к созданию своей вселенной со всем возможным тщанием умудренного опытом ученого мужа – и историю изучил, и теорию трансмифа использовал. Кстати, между литературными мирами английского профессора и финской писательницы есть нечто общее. Ну, рост главных героев, это понятно, также как и некоторая степень мохнатости. А еще  – это финский язык, ставший основой для создания языка эльфов. И, разумеется, скандинавская мифология. Нельзя забывать, что мумии-тролли – это далекие потомки грозных северных троллей. 

            Если старушка Европа обращалась к языческому наследию, то Новый Свет  искал «семейное счастье» в фантазиях иного рода. Американский писатель Генри Каттнер создал цикл рассказов о семейке мутантов со среднего запада – «Мы – Хогбены» (1941-1949). Тексты Каттнера сложно обойти вниманием. Мало того, что они стали классикой юмористической фантастики, но еще и породили кучу последователей и подражателей. Так появились Супермен, Бэтмен, Женщина-кошка и Люди Х. Кроме того, Хогбены послужили источником вдохновения доля Роджера Желязны, создателя серии «Хроники Амбера» (1970–1991) и дал жизнь еще одному семейству, в котором степень странности и безумия характеризуется не только талантом к колдовству. Впрочем, герои «Хогбенов» и сами по себе хороши. Чего стоит невидимый алкоголик Папуля, телепортирующий маисовую водку прямо в кровь.
            Мир становится старше, вызовы – страшнее, а семейки, как сказала бы Алиса «все страньше и страньше». И все сложнее определить, для кого писатели создают волшебные миры – для детей или взрослых. Впрочем, давно известно – дети больше ценят истории, написанные «как для взрослых». То есть без излишнего сюсюканья и глупого заигрывания. Вот и рождаются книги, покоряющие представителей всех возрастов.
            Сложно сыскать более яркий тому пример, чем серия о Гарри Поттере. Именно здесь все начиналось как добрая сказка про одинокого мальчика-волшебника, а закончилось настоящей взрослой драмой. Но что еще заставляет нас сегодня вспомнить о творении Джоан Роулинг, так это обилие безумных семейств на страницах ее книг. Вот и мрачные Малфои, и полный тайн клан Блэков во главе с прекрасной и совершенно безумной Беллатрисой, и развеселая семейка Уизли. А как вам семья Хаггрида, с папой-человеком и мамой-гигантессой, да и сам Хаггрид, главное хобби которого воспитывать странных и желательно очень опасных существ? Короче, безумие на любой вкус. Даже претендующее на «нормальность» семейство Дурслеев – ненавистных родственников Гарри – прямо скажем, нормальным назвать сложно. Хотя, если ты вынужден беспрестанно следить за не в меру беспокойным племянником с магическим даром, есть от чего умом тронуться.
            В хит-параде «семейности» однозначно побеждают вампиры. Вот уж кто оказывается ценителем семейных уз – так это они! Удивительный феномен последнего десятилетия – «Сумеречная серия» Стефани Майер – разошлась сорокамиллионным тиражом и вошла в списки бестселлеров. Можно было бы предположить, что все дело в экранизации, но «Сумерки» захватили Интернет-пространство и умы читательниц еще до появления фильма. В романах Майер мы имеем дело с семьей Свон, вроде бы абсолютно нормальной в своей «несчастливости». Но приглядевшись, обнаруживаем маму, которая не способна ко взрослым поступкам, из-за чего дочери (Бэле) приходится брать на себя функции старшего; папу – вот уже больше десяти лет ведущего невразумительный образ жизни, несмотря на хорошую должность и саму Бэлу – неуклюжую, вечно попадающую в переделки, и, как позже выясняется, обладающую талантом ментальной блокировки, а также тягой к смертельно опасным связям. Столь же выдающимся является и семейство Каленов. И пусть они не кровные родственники – впрочем, слово «кровные» в контексте разговора о вампирах обретает особый смысл – тем не менее, их преданность друг другу заслуживает уважение.
Вообще, понятия «семья», «клан» в случае с вампирами не пустой звук. Они живут исключительно семьями. В полной мере впервые мы столкнулись с этим в романе «Интервью с вампиром» (1976), где подозрительно осведомленная о жизни кровососущих Энн Райс раскрывает все подробности повседневных практик «детей ночи». Порой их семейные узы оказываются куда крепче человеческих. «Ненависть – это ад. Оставим его людям», – бросает одни из героев бессмертного романа Райс. Собственно, этим все сказано.
«Тут тихо, особенно по ночам. Даже слишком тихо, подумаете вы, не могут на такой милой тенистой улочке жить никакие чудовища». Так начинается роман Мэтта Хейга «Семья Рэдли» (2010). Перед нами благопристойное семейство в ставшей уже привычной английской провинции. Мэтт Хейг достойный продолжатель темы «вампирской семейственности». Только не ждите комедии, хотя так часто пишут в аннотациях, и наберитесь терпения: раскрывается роман не сразу. Нужно вчитаться. Не обходится и без повторений и знакомых сюжетных ходов. Так, например, перед нами положительные вампиры – они воздерживаются от употребления человеческой крови. Главная тема, как это частенько бывает в книгах  об этих существах, – любовь. Причем все ее грани – и романтическая, и семейная. Как говориться, и богатые тоже плачут, и бессмертные – страдают. Однако, сюжет затягивает, а за отношениями между членами этой семейки следить оказывается весьма даже интересно.

После свадьбы мы сразу уехали в свадебное путешествие. Я в Турцию, жена в Швейцарию, и прожили там три года в любви и согласии. (Тот самый Мюнгзхаузен).


Мир за пределами сказки, лишенный волшебства и необычных созданий порой кажется куда более опасным местом. А уж семейки в нем куда страшнее и безумнее всяких Каленов, Малфоев и Хогбенов.
Странное дело, те самые любовь и согласие – редкие гости в семьях, описанных в наиболее ярких книгах последних столетий. Безумные семейки явлены нам романами абсолютно всех стилей. Вспомним жутковато-романтическую драму «Грозовой перевал» (1847) Эмили Бронте.  Произведение уникально в плане техники исполнения – его смело можно отнести как к лучшим образцам готического повествования, так и викторианских романов. Умело воссозданный мрачный колорит вересковых пустошей в Йоркшире, детально и со знанием дела воспроизведенный фермерский быт усадьбы «Грозовой перевал» – Эмили Бронте подарила читателю гениальный текст с неповторимой атмосферой и сильными характерами. Ненависть и жажда мщения разрушают нежное любовное чувство и сводят с ума главного персонажа семейной драмы – Хитклиффа. Перед нами романтический образ, но дьявольское начало в нем настолько сильно, что затмевает любой проблеск света в этой черной душе. История семьи, сложная, запутанная держит в напряжении уже многие поколения читателей, ничуть не утратив актуальности сегодня.
Роман колумбийского писателя Габриэля Гарсиа Маркеса   «Сто лет одиночества»  (1967) рисует нам историю семьи Буэндия, в которой реальность и вымысел оказываются нерасторжимы. Ткань магического реализма сшита из видений, индейских преданий, католических экстазов, бурной латиноамериканской истории и яркой природы. Это мистический роман об одиночестве, где легкий налет безумия – неотъемлемый элемент повседневного существования. Магический реализм, без которого немыслима современная литература, позволяет нам взглянуть на семейные отношения несколько иначе.
 «Нормальных семей не бывает» заявляет Дуглас Коупленд названием своего романа 2001 года, вполне достойно завершая сегодняшнее обозрение. Здесь нет морализаторства, нет ярлыков. Коупленд полностью стирает грань, обозначенную Берроузом. После прочтения этого романа, вы перестанете безоглядно давать оценки и утверждать, что нормально, а что нет. Альтернативная проза Коупленда – продукт постмодернистской культуры, когда мир наконец-то освободился от оценочных категорий и «вертикальной» системы ценностей. Почему одну семью мы называем нормальной, а другую нет? Кто дал нам это знание и это право? Коупленд – прекрасный психолог, что позволяет ему рассказать о семейных проблемах удивительно тонко и захватывающе. Последнее особенно важно, с учетом того, что повествование развивается неспешно, а сюжет невыразимо прост. Что нужно для увлекательного чтения? Согласно формуле Коупленда – ВИЧ-инфецированная мать троих детей, два ее великовозрастных ВИЧ-инфецированных сына, у одного из них еще и рак печени, мечтающая о полетах в космос однорукая дочь, плюс «вторые половинки» всех трех этих детишек – и хорошее времяпрепровождение на несколько вечеров вам гарантировано. Нельзя забывать, что Дуглас Коупленд – икона постмодерна и автор книги «Поколение Х», а значит это не только увлекательное чтение, но и высокий интеллектуальный уровень и просто качественная литература.
А роман и правда заставляет задуматься, может действительно – нормальных семей не бывает? Или все нормальны по-своему?

Полный текст статьи читай в журнале «Пойнтер» №7/8
под названием «Маленькие семейные… гадости» 
Художник Donato Giancola.
Члены "безумного семейства" из хроник Амбера.


суббота, 21 сентября 2013 г.

В поисках Грааля, или об искусстве арт-детектива



Данная статья является частью более крупного материала, опубликованного в одном из номеров журнала «Пойнтер» под названием «Жемчужные сережки в чаше Грааля». Сам я - большой поклонник данного жанра, потому и размещаю этот литературный обзор.

Тайны искусства привлекают литераторов с давних пор. Это и не случайно, ведь произведение искусства – дверь в иной мир. И кто знает, что кроется за этой дверью? Художник раскрывает себя, свою душу в произведении, а чужая душа, как известно, потемки…

За последние двадцать лет мы стали свидетелями рождения многих необычных явлений и феноменов культуры. Кого это может пугать, в иных вселять беспокойство, другие же будут испытывать радость познания нового. Одним из таких «открытий» современности становится арт-детектив. Не все они исполнены на достойном уровне, не все равноценны, но сама по себе тенденция не может не радовать. В конце концов, соединение нескольких искусств всегда оказывалось перспективным. Художественный уровень арт-детективов частенько оказывается выше собратьев из смежных поджанров. Арт-детектив поднимает искусство детектива на новый уровень, позволяя не только следить за увлекательным сюжетом, но и обогащая интеллектуально.
Произведение искусства – это тайна плюс деньги. Наиболее известны широкой публике два произведения, в которых произведение искусства играют ключевую роль – это «Код да Винчи» Дэна Брауна и «Фламандская доска» Артуро Переса Риверте. Не слишком ошибусь, если скажу, что именно с этих авторов и началось знакомство наших соотечественников с этим новым ответвлением «детектива».
Можно ли дать определение этого поджанра? Только самое общее. Прежде всего, речь в подобного рода произведениях, как не сложно догадаться, идет о произведении искусства. Оно либо причина преступления, либо дверь к разгадке. Как правило, корни истории уходят в далекое прошлое, во времена, когда это произведение создавалось. Нередко расследование вообще ведется в двух временных измерениях. Благодаря такому подходу и неписанным правилам, арт-детектив содержит массу интересной информации из области искусствоведения и истории.
 Разумеется, это направление возникло не на пустом месте. Отчасти «дорожку протоптал» Умберто Эко, умело соединяя традиции массовой и элитарной прозы в романе «Имя розы». Наверное, именно с него начинается активное использование средневековых сюжетов в массовой литературе. Да и темы загадок творчества Леонардо да Винчи и тайн несчастных тамплиеров уже звучали в научно-популярной литературе, вот только художественную форму никто не догадался всему этому придать. А Дэн Браун догадался.
Но если уж творчество Леонардо оказалось в центре внимания писателей, то как же можно обойти вниманием другого, куда более загадочного художника – Иеронима Босха с его таинственными сюрреалистическими видениями эпохи позднего средневековья? Его живописные фантасмагории известны практически всем, и вряд ли кому доводилось видеть что-либо более загадочное. Если, разумеется не считать самих сюрреалистов. К творчеству этого художника обращается Петер Демпф в романе «Тайна Иеронима Босха». И также не удивительно, что в центре внимания писателя оказывается самое удивительное произведение Босха – триптих «Сад земных наслаждений». Кстати, расследования в арт-детективах нередко ведут не профессиональные сыщики и правительственные агенты, а искусствоведы, коллекционеры и реставраторы. Именно последний и раскрывает тайны триптиха, а заодно и малоизвестные нюансы биографии художника.

Одним из самых ярких явлений в современной литературе становится Джонатан Сантлоуфер. Это и не случайно. Перед нами профессиональный художник, решивший писать триллеры. На его счету множество выставок, его картины находятся в коллекциях нескольких музеев. Ничего удивительного, что писатель знает мир искусства изнутри. Его первый же роман «Живописец смерти» становится бестселлером. Читатель может многое почерпнуть об особенностях живописи уже из этого романа, поскольку расследование ведет специалист по современной живописи. Роман «Дальтоник» продолжает тему живописи. Интрига лихо закручена, сюжет увлекает, а небольшие, но весьма содержательные экскурсы в историю и теорию живописи выводят эти детективы на высокий интеллектуальный уровень. Автору особенно удается создать атмосферу, дать почувствовать читателю вкус богемной жизни.
 

Сложной головоломкой оказывается роман Евы Прюдом «Завещание Тициана». Здесь всего хватает: и загадки позднего средневековья, и смерть Тициана, и море крови, запутанное расследование с непременной беготней по городам и весям. И опять же, возможность узнать нечто новое об итальянской живописи эпохи Возрождения и вообще истории и теории этого искусства. Именно этим и хороши арт-детективы!
Нельзя забывать, что литература – одно из величайших искусств. Вот и в романах писательницы Эстель Монбрен основная тема – это сама литература. А о том, что книга, тем более редкая и старинная, может привести к убийству, нам рассказал еще в романе «Клуб Дюма, или тень Ришелье» Артуро Перес Риверте. Вот и американская писательница, маскирующаяся под француженку, Эстель Монбрен рассказывает нам о тайнах литературы. В детективе
«Убийство в доме тетушки Леонии» она рассказывает историю об убийстве из-за рукописей известно писателя Марселя Пруста. Выбор темы не случаен – Элайза Дизон-Джонс (а это настоящее имя писательницы) долгие годы профессионально изучала творчество прародителя «потока сознания». Роман оказался весьма успешным, и следом появились другие истории из жизни литературной богемы – «Убийство в «Петит Плезанс»» и «Убийство в музее Колетт». Прочитав эти книги, вы не только получите удовольствие от интриги, но и узнаете много интересных фактов о литературной среде.
Более других прославился на ниве арт-детектива Иен Пирс. Сочетая образование искусствоведа и опыт журналиста, он создает целую серию детективов из мира искусства, объединенных одним героем – искусствоведом Джонатаном Аргайлом. Здесь мы снова столкнемся с творчеством Тициана в детективе «Комитет Тициана», о тайнах полотна Рафаэля в истории «Загадка Рафаэля», выйдем за рамки живописи и познакомимся с нюансами другого вида творчества – скульптурой в романе «Бюст Бернини». Прочитав же весь цикл из семи книг, вы ощутите, как сильно выросли ваши познания в сфере искусства.
Тайны искусства воистину неисчерпаемы, как и тема искусства в литературе. В этот небольшой обзор не попали многие известные имена. Это и Х.М. де Прада, автор нашумевшего интеллектуального романа «Буря», где читатель столкнется с тайнами творчества одного из самых известных художников Возрождения  Джоржоне де Кастельфранко; и Метью Перл со своим триллером «Дантов клуб» и многие другие. В завершении обзора, хотелось бы отметить, что в нашей стране, хотя и не часто, но все же появляются писатели, успешно  перенимающие европейский опыт – Арсеньева Елена, Наталья Александрова, Леонид Бершидский, Анна Малышева. Возможно, читающая публика стала более требовательна и желает не только следить за увлекательным сюжетом, но и узнавать что-то новое? А, может,  это все то же волшебство искусства?

суббота, 31 августа 2013 г.

Мотивационная литература – 3. Российское эхо



В нашей стране идея написания и издания мотивационной литературы нашла широкий отклик. Разумеется,  до масштабов западных стран нам еще очень далеко, но, тем не менее, время от времени появляются весьма примечательные работы.
Разумеется, представлю только то, что самому нравится. Начну с очень маленькой и потому более чем удобной в наше динамичное время книги. Речь идет об издании «Стань хозяином своей жизни!» автора Евгении Брайт (Галина Хенсель). Работа подкупает не только величиной, но и предельной конкретностью. В этом Е.Брайт превзошла большинство своих коллег по мотивационному поприщу.  Это пошаговое руководство по коррекции своей жизни и исполнению желаний, основанное на опыте самого автора. Живите играючи, будь свободным, правильно формулируй желания, и твоя жизнь чудесным образом изменится. Впрочем, опять же, не без усилий. Главное, это понять чего же ты хочешь на самом деле. И здесь процитирую Евгению Брайт: «Если вы все время в мыслях и чувствах мечетесь, как угорелая кошка, хотите то одно, то другое, всем-то вы недовольны и вечно ноете, что вам и то не так, и это не эдак, то и не ждите от Вселенной ничего хорошего». В конце книга снабжена методикой «исполнения сиюминутных желаний». Это когда что-то очень надо (не очень большое) и при этом быстро. Весьма забавно. А главное – действенно. Сам попробовал. Результатом доволен.
Важным событием, не утратившим до селе актуальности, стала книга Натальи Грейс «Работа, деньги и любовь. Путеводитель по самореализации». Центральная тема – проблема нереализованности. Ведь нет ничего хуже, чем ситуация когда человеку не удалось найти себя. Здесь никакие деньги не спасут. Книга помогает определить, в чем именно у читателя талант, как правильно оценить свой потенциал и поставить цель, а главное – не бояться идти вперед, ведь «возможности есть даже там, где их, казалось бы, нет». Чтобы получить полное представление о теории Н.Грейс, с моей точки зрения, не обязательно читать книгу целиком. Достаточно внимательно ознакомиться с первой частью и самым началом части второй. Остальное – рассуждения автора по целому ряду вопросов, не имеющих прямого отношения к мотивации. Впрочем, все это тоже не лишено интереса. Позитивное настроение сохраняется от первой до последней страницы.
И, разумеется, одной из самых ярких вех в развитии отечественной мотивационной литературы является уже упомянутая серия «Трансерфинг реальности» Вадима Зеланда. Автор уверяет, что его книга не обращается к традиционным практикам – медитациям, самоанализу, аффирмациям. Он предлагает иной способ мыслить. Это действительно так. Но как бы В. Зеланд не дистанцировался от идеи самосовершенствования, все равно его книги именно об этом. В чем-то он схож с другими авторами. Например, советом следовать велениям души или защищать себя от «маятников» – посторонних закабаляющих волю влияний. Естественно, все эти книги похожи. Они о силе мысли. А еще об успехе и о том, что нет ничего невозможного. Один из наиболее оригинальных и приятных советов В. Зеланда – снижать важность происходящего и ни с чем не бороться. Но для того, чтобы в полной мере оценить этот совет, нужно полностью познакомиться с методикой трансерфинга. В текущем году издательство «ЭКСМО» выпустило очередную книгу серии – «Клип-Трансерфинг». Всего в серии, таким образом, без малого десять книг. А еще – аудиоверсия. Плюс – «Проект Зеланда» выпустил еще и карты ТАРО.
Полагаю, это уж совсем на фанатов рассчитано. Как указано на сайте проекта – «они предназначены не для гадания, а служат руководством к действию». Не скрою, даже меня – большого и искреннего поклонника мотивационной литературы» – это несколько пугает. Впрочем, каждый сам выбирает, с чем и кем сверять свою повседневность. В конце концов, кто-то молится, а кто-то карты раскидывает. Весьма примечателен тот факт, что помимо традиционных скептиков, против теории В.Зеланда активно высказывались деятели РПЦ. Уже один лишь этот факт должен стимулировать интерес к прочтению его работ. Как известно представители данной организации начинают выступать лишь в том случае, если ощущают пусть и слабую, но все же конкуренцию в духовном поле. Ведь согласно В.Зеланду, любая церковь, как и прочие организации, идеи, структуры – это маятник, забирающий вашу энергию. И лишь вам решать, куда эту энергию направлять.